RSS

История района

history.jpgНаименование района Перово восходит к городу Перово, вошедшему в состав Москвы в 1960 г. Первые сведения об этой местности относятся к XVI в., когда здесь стояло село Тетеревники с церковью Успения Богородицы. Судя по названию, когда-то здесь жили великокняжеские тетеревники, охотники, обслуживавшие птичью охоту на тетеревов. Согласно описанию 1573 г., здесь упоминаются пустоши Тетеревники, Бортное и Пирогово (Перово тож), составлявшие в середине XVI в. поместье Никиты Гавриловича Спасителева. Писцовая книга 1576 г. фиксирует это владение за Михаилом и Романом Шокуровыми, которые получили их «из порожних земель»: «…пустошь, что было село Бортное, а в ней храм Пречистые в Тетеревниках… пустошь Перово».

В начале XVII в. опустевшая церковь была сожжена и владение окончательно запустело. Писцовая книга 1624 г. застает в Васильцове стану «за князьями Фёдором и Иваном Борисовыми детьми Татева в поместьи, по государеве грамоте 130 (1622. — Авт.) году, пустошь, что было село Тетеревники, а в нем была церковь во имя Пречистьш Богородицы Успения». Находившаяся по соседству пустошь — Перова, а Пирогово тож, на суходоле — также вошла в их поместье. Фёдор и Иван Борисовичи Татевы известны тем, что подписались в 1613 г. под грамотой об избрании на царство Михаила Романова.

Следующим владельцем этого имения стал боярин князь Фёдор Семёнович Куракин. К нему оно перешло в качестве приданого за Е.И. Татевой. При нём Тетеревники были заселены и превратились в деревню, в которой в 1646 г. числилось 4 крестьянских и бобыльских двора, где проживали 6 человек.

От князя Куракина (в качестве приданого за его дочерью Натальей Фёдоровной) деревня Тетеревники с пустошью Перовой перешла во владение боярина князя Ивана Алексеевича Воротынского. От других бояр своего времени он отличался пристрастием к музыке. Среди его холопов было много профессиональных музыкантов, а его органисты со своими перевозными инструментами обслуживали всю тогдашнюю Москву, включая и Немецкую слободу, где тогда не было ни одного органа. На пустоши Перовой он ставит барскую усадьбу, и при нем в 1678 г. Перово значится уже сельцом, в котором находились боярский двор и 7 дворов дворовых людей (15 человек). В деревне Тетеревники к этому времени числилось 3 бобыльских двора (10 человек).

В 1680 г. князь Иван Алексеевич Воротынский отдал это владение князю Петру Алексеевичу Голицыну (сыну Алексея Андреевича, владельца соседнего Гиреева) в качестве приданого за своей дочерью Настасьей Ивановной. Новый хозяин Перова был тесно связан с Петром I, которого знал с детства. Будучи старше его на 12 лет, он начал свою карьеру службой комнатным стольником у государя. В составе «Великого посольства» он отправился вместе с ним в Западную Европу, в 1700—1701 гг. исполнял должность первого русского посла в Вене, потом был архангельским губернатором, рижским и киевским наместником, позже президентом Коммерц-коллегии. Скончался он в 1722 г., за три года до кончины Петра I

Пётр Алексеевич, занятый государственными делами, редко бывал в своём имении. Судя по дозорным книгам Патриаршего приказа, первое время после его женитьбы хозяйством Перова занимался его отец Алексей Андреевич Голицын. Видимо, именно по его желанию П.А. Голицын решает построить в имении церковь Знамения Пресвятой Богородицы и даже получает в 1680 г. на это разрешение духовных властей. Однако строительство её началось только после возвращения Петра Алексеевича в 1699 г. из «Великого посольства», а вскоре снова прервалось. Храм был освящен лишь в 1705 г., когда владельцем Перова стал подросший сын Петра Алексеевича — князь Николай Петрович Голицын. Отец еще при своей жизни выделил ему имение.

При нём в 1704 г. в Перове значились дворы вотчинника, приказчика (в них 13 человек дворни), 4 двора задворных людей, 2 двора вдовьих, 2 двора садовников, 4 двора конюхов (всего 24 человека). В деревне Тетеревники отмечены 3 крестьянских двора (26 человек).

Первую треть XVIII в. в официальных документах Знаменская церковь числилась «при селе Тетеревники». Но позднее название Тетеревники исчезает, и в 1745 г. церковные власти велели писать храм «в селе Перово, Тетеревники тож».

Финансовые дела у Николая Петровича Голицына шли не слишком удачно, и в 1732 г. он заложил село Перово с деревней Тетеревники графу Якову Вилимовичу Брюсу. Сподвижник Петра I, Я.В. Брюс вскоре после кончины императора вышел в отставку и целиком посвятил себя научным занятиям. Он являлся автором и переводчиком трудов по астрономии, математике, артиллерийскому искусству, инженерному делу, географии, минералогии, ботанике. Эта любовь к наукам была не случайной. В свое время именно ему Петр I поручил надзор за развитием типографского дела в стране. В 1709 г. был выпущен первый русский календарь, оставшийся в истории под названием Брюсова. Он же оборудовал на Сухаревой башне в Москве обсерваторию, где занимался вместе со школьниками Навигацкой школы астрономией. Это дело для москвичей было настолько в новинку, что многие из них серьёзно называли его астрологом и чернокнижником.

Но Я.В. Брюс недолго владел Перовом. Он скончался в 1735 г., и имение перешло к его племяннику Александру Романовичу Брюсу. В 1743 г. по именному указу императрицы Елизаветы Петровны Перово было куплено в казну, а в 1744 г. было пожаловано её фавориту графу Алексею Григорьевичу Разумовскому. С ним царица вступила в тайный брак. Считается, что венчание происходило в Перове осенью 1744 г., когда двор находился в Москве. «С тех пор государыня особенно полюбила Перово, — сообщает биограф Разумовских, — она одарила церковь дорогой утварью, богатыми ризами и воздухами, шитыми золотом и жемчугом собственной работы».

С этого времени начинается расцвет перовской усадьбы. В сентябре 1747 г. Елизавета издает указ о строительстве здесь дворца, который был готов уже к весне следующего года. Он представлял собой деревянное, на белокаменном фундаменте невысокое протяженное строение в барочном стиле с открытой галереей по фасаду. Его окружал пейзажный парк с беседками и фонтаном, с аллеей, ведущей в сторону соседнего Измайлова. Составление проекта дворца было поручено зодчему Ф.Б. Растрелли, а возводился он под руководством архитектора А. П. Евлашева. До нашего времени сохранились только его чертежи. Дело в том, что в 1753 г., в бытность Елизаветы Петровны в Москве, сгорел деревянный Головинский дворец на Яузе. Императрица распорядилась восстановить его за счет дворца в Перове, который был разобран и использован для отстройки Головинского дворца. Современники объясняли этот факт по-разному, но большинство склонялось к тому, чтобы видеть причину в изменении отношения Елизаветы к своему бывшему фавориту. С разборкой дворца Перово снова превратилось в обычное подмосковное село.

В первой половине XIX в. в Перове начинает складываться промышленный центр, к которому тяготеют селения округи. Здесь возникает мануфактура шерстяных гребнечесальных изделий Ниссена и Клаузена. Она вошла в историю тем, что на ней в ноябре 1842 г. происходила одна из первых стачек в России.

К началу 1850-х годов в Перово из Москвы были переведены две шёлковые фабрики Рошфора. В результате их слияния в Перове стала действовать шёлковая фабрика, располагавшая 169 простыми и 169 жаккардовыми станами, 120 набивными столами и 56 шестисильными машинами. Помимо 300—400 основных рабочих фабрика Рошфора использовала труд надомников — 400 деревенских ткачей и 300 вышивальщиц.

Характерен рост села. В 1852 г. в Перове имелось 14 дворов, где проживали 43 мужчины и 45 женщин. Спустя десятилетие оно становится одним из первых подмосковных дачных посёлков, и в 1874 г. в нём насчитывается уже 61 двор. В 1880-е годы в Перове имелось самое большое по сравнению с другими дачными пригородами первопрестольной число дач — 237.

Однако дачная жизнь в Перове скоро прекратилась. С закрытием в 1882 г. скотопрогонных трактов, по которым скот доставлялся в Москву, гурты скота стали перевозиться по железной дороге. Встал вопрос об их временном размещении в пригородах Москвы, и постепенно они начинают сосредотачиваться в треугольнике Семёновской и Спасской застав и Перова, где сходились линии Нижегородской, Рязанской и Курской железных дорог. В Перове появились четыре скотоприёмных двора, три лавки, харчевня и два трактира. Его население в 1890 г. насчитывало 122 человека. Что касается собственно перовского имения, то в 1850-х годах им владели князья Гедиановы, а после отмены крепостного права оно было поделено между инженером В.А. Киприановым и купеческой фамилией Гульшииых.

В начале XX в. лицо Перова всё более определялось возникавшими здесь предприятиями, связанными с железнодорожным транспортом. Не случайно, что именно здесь в 1905 г. развернулось массовое стачечное движение. После Октября 1917 г. здешние места окончательно становятся промышленным пригородом Москвы. В 1925 г. Перово получает статус города, в состав которого постепенно включались Кусково, посёлки Чухлинка, Новогиреево и село Карачарово. С 1960 г. Перово вошло в черту столицы, дав название одному из её районов.


По материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».